Анализ басни Ломоносова «Лишь только дневной шум замолк»

Басня Ломоносова «Лишь только дневной шум замолк», написанная в 1748 году – это перевод произведения Лафонтена под названием «Волк, ставший пастухом».

Полный текст басни «Лишь только дневной шум замолк» смотрите в конце статьи.

Басни Ломоносова, как и все произведения, вышедшие из-под его пера, были тщательно продуманы и исполнены. Поделив своей теорией «о трех штилях» литературу на три стилистические группы, Михаил Васильевич отнёс басню к тем жанрам, которые сочиняются третьим, «низким» штилем, и в них используются простонародные «низкие» слова.

Со временем, жанр басни претерпевает серьёзные изменения, и стиль произведений, относящиеся к этому жанру, меняется.

В знаменитой «Риторике» Ломоносов поместил для примера, в качестве образца три басни.

Речь в басне «Лишь только дневной шум замолк» идёт о волке, который решил пойти на хитрость, подобно лисе, для того, чтобы на ужин полакомиться овечкой из стада. Для этого он затеял целую сцену с переодеваниями. Надел пастушье платье, взял в лапу посох, привесил рожок, вздел широку шляпу и направился к стаду, решив, что всего этого маскарада достаточно, чтобы его не узнали.

Не испытывая удовольствие просто от того, что может спокойно утащить сонную овцу, волк решил поумничать, и «именем овец назвать». Но стоило ему лишь пасть разинуть, так все сразу услыхали волчий вой. И поняли, что вовсе не пастух подзывает к себе овечек.

Поздно догадался волк, что «чересчур перемудрил», напрасно оделся, как человек, только запутался «в полах и рукавах» пастушеской одежды. Волк навсегда волком и останется, на какие бы ухищрения он не шёл. Не стать ему ни человеком, ни хитрой лисицей. Рождён волком – и этим всё сказано.

Мораль басни «Лишь только дневной шум замолк» Ломоносова М.В. заключается в словах: «Кто в свете сем родился волком, тому лисицей не бывать».

Если обратиться к работе Лафонтена (Jean de La Fontaine) «Волк, ставший пастухом», и посмотреть на подстрочный перевод его басни, то мы можем увидеть мораль, имеющую место быть в следующих строках:

«Лицемеры всегда как-нибудь выдают себя.
Всякий волк ведёт себя как волк:
Это самое бесспорное на свете».

Литературные эксперты спорят, меняется ли тон басни в зависимости от «национальной принадлежности»? Ответ за читателями. Мне кажется, что басня Ломоносова исполнена в так называемой «русской манере». Именно такая манера написания нам знакома и близка.

Автор текста: Ирис Ревю

Лишь только дневной шум замолк…

Лишь только дневной шум замолк,
Надел пастушье платье волк
И взял пастушей посох в лапу,
Привесил к поясу рожок,
На уши вздел широку шляпу
И крался тихо сквозь лесок
На ужин для добычи к стаду.
Увидев там, что Жучко спит,
Обняв пастушку, Фирс храпит,
И овцы все лежали сряду,
Он мог из них любую взять;
Но, не довольствуясь убором,
Хотел прикрасить разговором
И именем овец назвать.
Однако чуть лишь пасть разинул,
Раздался в роще волчий вой.
Пастух свой сладкой сон покинул,
И Жучко с ним бросился в бой;
Один дубиной гостя встретил,
Другой за горло ухватил;
Тут поздно бедной волк приметил,
Что чересчур перемудрил,
В полах и в рукавах связался
И волчьим голосом сказался.
Но Фирс недолго размышлял,
Убор с него и кожу снял.
Я притчу всю коротким толком
Могу вам, господа, сказать:
Кто в свете сем родился волком,
Тому лисицой не бывать.



Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.